Новости сайта
Главная / Кальмары / ЧТО ЗА КАЛЬМАРЫ В МАГАЗИНЕ?

ЧТО ЗА КАЛЬМАРЫ В МАГАЗИНЕ?

Я желал бы поведать Вам, дорогой читатель, о жизни и нравах тех кальмаров, которых Вы берёте в магазине либо на рынке, довольно часто уже в разделанном виде, без ручек-ножек — одна мантия. Сейчас существования СССР, когда отечественный рыбопромысловый флот ловил кальмаров на широких просторах Мирового океана, в отечественных магазинах продавались кальмары американский, аргентинский, намибийский, новозеландский, перуанский, даже аравийский. Но сейчас отечественные суда в дальние моря не ходят, а в случае если и ходят, то улов сдают на местные рынки. Так что аргентинского кальмара можно приобрести на рынке в Перу, а перуанского — в Японии, но не в Москве либо Новосибирске. Я поведаю о тех двух видах кальмаров — тихоокеанском и командорском, — что ловят у нас на Дальнем Востоке и реализовывают в РФ, пускай даже лишь в Приморье.

Тихоокеанский кальмар

Тихоокеанский кальмар Todarodes pacificus — самый принципиальный промысловый кальмар в мире. (Второе наиболее значимое промысловое семейство — лолигиниды, либо длинноперые; но эти прибрежные кальмары в отечественных водах видятся совсем редко и сейчас отечественные рыбаки их вовсе не ловят.) Снаружи и по образу судьбы тихоокеанский кальмар во многом похож на американского, аргентинского, намибийского и новозеландского а также не очень резко отличается от перуанского и аравийского. Все они принадлежат к семейству оммастрефид (Ommastrephidae), либо короткоперых кальмаров. Их британское заглавие означает «летающие» (о них обращение отправится в рассказе «Полет кальмара»), не смотря на то, что летать способны только совсем немногие из них.

У тихоокеанского кальмара протяженность туловища до 35 см, в большинстве случаев до 25 — 30 см. Мантия узкая, мускулистая, плавник ромбический, большой, ширина больше длины, в хвост не вытянут. Голова широкая, глаза большие, воронка пристегивается к мантии изнутри при помощи треугольного вороночного хряща с двумя поперечными бороздами и мантийного хряща с двумя гребнями. Руки недлинные, снабжены двумя последовательностями присосок с зубчатыми кольцами. Щупальца немногим дольше рук, их расширенная концевая часть — булава — несет четыре последовательности присосок, и вдобавок восемь-девять пар больших присосок — в центральной ее части. Фотофоров нет. Окраска в спокойном состоянии сверху светло-красно-буроватая с чёрной продольной полосой посредине поясницы и небольшими чёрными пятнышками, брюшная сторона серебристо-голубоватая. Кальмары скоро меняют цвет от яркого полупрозрачного до темно-красного.

Тихоокеанский кальмар — массовый стайный вид, который живет в переходной территории между открытым океаном и прибрежными мелководьями. Главная область распространения — северо-западная часть Тихого океана и прилежащие моря. На севере доходит до центральной, а в годы высокой численности — даже северной части Охотского моря и восточной Камчатки, на юге — до Гонконга, в единичных экземплярах — даже до Филиппин. Бессчётен на юге Охотского, в Японском, Желтом и Восточно-Китайском морях, к востоку от Курильских о-японии и вов. В Японском море распространен везде, до северной части Татарского пролива, в Желтом водится в основном в южной части, по причине того, что северная для него чересчур мелководна. В периоды высокой численности видится в открытом океане намного восточнее Японии и Курил, но в большинстве случаев на большом растоянии в океан не уходит и берегов Америки не достигает. Обитает как у поверхности, так и у дна, но в основном в толще воды над склоном, время от времени над громадными глубинами (до 500 — 700 м) не совсем на большом растоянии от берегов.

В тропиках, к северу от Австралии (Тиморское море, Коралловое и соседние районы) распространен карликовый подвид тихоокеанского кальмара — T. pacificus pusitius (протяженность мантии до 7,5 см). Он живет у дна на глубинах от 80 до 350 м, самки созревают при длине мантии 6 см, самцы — при 5 см.

Главный подвид тихоокеанского кальмара — Т. pacificus pacificus — представлен четырьмя группировками: весенне-, летне-, осенне — и зимненерестующими, районы распространения которых в значительной мере перекрываются. Они различаются по размерам кальмаров при созревании, времени и бетам нереста, путям миграций и местам нагула, и, по-видимому, эти различия в той либо другой мере наследственны. Осенние и зимние кальмары не только самые громадные, но и самые бессчётные, в то время как весенние и летние (их довольно часто объединяют в одну весенне-летнюю группировку) малы и вкупе не превышают 10 — 20% неспециализированной численности. Главный нерест весенни; кальмаров происходит в апреле-мае, летних — с июня до августа-сентября, осенних — с сентября по декабрь, зимних — с декабря-января до марта либо начала апреля.

Размножение происходит на широкой акватории от южной части Охотского до северной части Южно-Китайского моря. Кальмары весенней и летней групировок не совершают громадных перемещений и нерестятся в акватории у япономорских и тихоокеанских берегов Японии и прилегающих островов, у южной части Приморья, Кореи и в Восточно-Китайском море, а в теплые годы — также у южного берега Сахалина и южных Курильских о-вов. Кальмары осенней и, в особенности, зимней группировок совершают далекие нагульные и нерестовые миграции, причем места их нереста частично поделены пространственно: осенние кальмары размножаются в основном в северной части Восточно-Китайского и юго-западной части Японского моря, у берегов Республики Корея и западной части о. Хонсю, зимние же — в основном у тихоокеанских берегов островов Кюсю и Сикоку, в северной и центральной частях Восточно-Китайского моря и в Цусимском проливе. При перемещении с юга на север сроки нереста сдвигаются на более поздний срок, что связано с сезонными изменениями температуры воды.

На заметку для заказчиков, желающих купить сушеные морепродукты оптом от иностранного поставщика: подтверждаем готовность поставить рыбу сушеную большими объемами. Ассортимен снеков: сушеный кальмар стружкой из щупалец, крыла кальмара, купола в виде соленого филе, стружки, кальмара с кунжутом, кальмара кусочками, подсоленных полосок, филе с перцем, палочек, подкопченных полосок, жареном и подкопченном, а так же желтохвостая ставридка, угорь, анчоусы, желтый полосатик, ящероголовая рыба и др. Цена на рыбу сушеную отправляется по требованию на вашу почту.

Самки на 1 — 2 см больше самцов и по внешнему виду отличаются от них начиная с длины мантии около 8 см; при ее размере в 10 см у самцов на конце правой брюшной руки начинает формироваться гектокотиль — орган для передачи самке сперматофоров. Процесс созревания кальмаров осенней и зимней группировок быстро ускоряется при размере около 24 см и скоро завершается. Самцы успевают это сделать на 2 — 3 месяца раньше и в большинстве случаев спариваются еще на дорогах миграций с далекими от зрелости самками. Соотношение полов в юности приблизительно равное, но ко времени нереста часть самцов уже погибает, так что по численности преобладают самки. Кроме того, во время нереста зрелые самцы держатся в основном в поверхностных водах, самки же — у дна.

Спаривание у зимненерестующей группировки совершается с июля — августа на севере ареала до декабря — января на юге, и происходит это у поверхности моря на закате, на восходе либо всю ночь, в особенности если она лунная. В это время кальмары очень сильно возбуждены. Процесс продолжается 3 — 10 с: самец обхватывает самку боковыми руками и прижимается снизу брюхом к ее брюху, потом они сплетаются руками и самец гектокотилем принимает выходящие из его воронки сперматофоры и переносит их на ротовую мембрану самки. Там кольцом около рта располагаются 25 — 30 семеприемников. Протяженность сперматофора 2 — 3 см; в него, под плотной оболочкой, находятся семенной мешок со спермой, пружинный аппарат для его удержания до необходимого мига и цементное тельце ппя приклеивания семенного мешка к тканям самки. На переднем конце цементного тельца имеется острая головка в форме наконечника гарпуна. В то время как сперматофор попадает на ротовую мембрану самки, чувствительная нить приводит в действие пружину, сперматофор «взрывается» и «гарпун» с силой вонзается в ткани ротовой мембраны самки. У самца формируется около сотни сперматофоров, за одно спаривание переносится до 30 штук, так что спаривается он как минимум несколько раз. Безлюдные оболочки сперматофоров самка проглатывает, они не хорошо перевариваются, и в случае если их находят в желудке самки, значит, она не так давно занималась сексом. А сперма в семеприемниках может храниться в неактивном, но жизнеспособном состоянии более 3 мес.

Нерест происходит на глубинах 50 — 250 м, на камнях либо песке, ночью либо под утро. Нерестующая самка лежит на дне, немного подняв голову и опираясь на хвост. Через ее воронку сперва выходит плотный липкий и очень сильно разбухающий в воде секрет двух нидаментальных желез, а позже — яйца, смешанные с полужидким секретом двух небольших яйцеводных желез. Яйца прозрачные, желтоватые, длиной 0,8 — 0,9, а шириной 0,7 — 0,8 мм. Выйдя из воронки, они проходят мимо семеприемников и там оплодотворяются. Концами спинных и брюшных рук самка «взбивает коктейль» из секрета и яиц желез, в следствии получается шар размером с футбольный мяч либо больше. В него, в легкой прозрачной слизи яйцеводных желез в два слоя располагаются яйца; снаружи их окружает более плотная оболочка из секрета нидаментальных желез, не допускающая развития бактерий и несложных. Удельный вес кладки не отличается от удельного веса придонной воды, так что она медлительно дрейфует у самого дна. Одна кладка формируется приблизительно за два часа, и за нерест самка делает пару кладок. В одной кладке — тысячи либо десятки тысяч яиц, в больших — до 200 тыс., а неспециализированная плодовитость самки, в зависимости от ее размера, от 70 до 500 тыс. яиц. После нереста самки очень сильно истощены и скоро погибают, а главная часть самцов в большинстве случаев погибает еще раньше, после спаривания.

При температуре ниже 12 и выше 26°С кладка не развивается, оптимальная температура 14 — 22°. Продолжительность инкубации (при 15 — 20°) от четырех до семи дней. К концу развития яйца разбухают, и перед самым вылуплением их протяженность возрастает до 1,9 — 2,3 мм. К этому времени слизь кладки всецело разлагается, и личинка выходит в воду без нелегкой необходимости пробираться через нее. Новорожденная личинка имеет узкую яйцевидную мантию длиной 0,9 — 1,0 мм, в которую голова с конечностями может втянуться полностью, и только две верхние пары рук. Оба щупальца слиты в маленький хоботок (исходя из этого личинку именуют ринхотейтис — «кальмар с хоботком»,

Сразу после вылупления личинка всплывает к поверхности моря. При длине мантии 1,5 — 2 мм появляются зачатки рук двух нижних крохотные плавнички и пар, при длине 7 мм начинает расщепляться хоботок, а при 11 — 12 мм, в возрасте примерно половину месяца, он расщепляется полностью, щупальца обособляются, и личинка становится мальком.

От мест своего рождения личинки, молодь и мальки плывут по течению на северо восток и-север. Главная их масса держится на глубине 25 — 50 м. Миграция кальмаров на север следует за сезонным прогревом воды и развитием кормового зоопланктона. Она происходит четырьмя дорогами: 1) от Цусимского (Корейского) пролива на протяжении Приморья и берегов Кореи до Татарского пролива; 2) через открытую часть Японского моря к подводной возвышенности Ямато и территории стыка холодного Лиманного (Приморского) и теплого Цусимского течений (эту территорию именуют полярным фронтом); 3) с Цусимским течением на протяжении япономорских берегов Хоккайдо и Хонсю к проливам Сангарскому и Лаперуза и юго-западу Сахалина; 4) с течением Куросио на протяжении тихоокеанских берегов Сикоку, Хоккайдо и Хонсю к Курильским о-вам. Из Японского моря часть кальмаров через Сангарский пролив проникает в Тихий океан, а через пролив Лаперуза с теплым течением Соя — в южную часть Охотского моря, а оттуда могут проходить курильскими проливами в океан, и напротив. Весенне — и летненерестующие кальмары используют в основном первый и третий пути, осенненерестующие — второй, зимненерестующие — третий и четвертый. В заливе Петра Великого кальмары появляются в большинстве случаев в середине мая — июне, у Южного Сахалина в последних числах Июня — начале июля, у Южных Курил в августе — начале сентября. Время их подхода отлично знают прибрежные рыбаки.

При перемещении на север небольшие кальмары идут в первых рядах больших и держатся ближе к берегам, так что весной и летом средний размер кальмаров понижается с юга на север; к осени размеры нагуливающихся кальмаров выравниваются, и в среднем их масса оказывается выше на севере, чем на юге. В сентябре—октябре наевшиеся кальмары начинают отход к местам нереста. Миграция на юг следует за охлаждением поверхностных вод и происходит стремительнее и более дружно, чем движение на север. Обратно идут теми же дорогами. К октябрю—ноябрю кальмары осенней, а к концу февраля — началу марта — зимней группировки собираются на нерестилищах.

Большая протяженность миграции кальмаров зимней группировки — от Кюсю до восточной части Камчатки — составляет 3500 — 4000 км (приблизительно как от Москвы до Иркутска). Их скорость на маленьких расстояниях достигает 4 морских миль в час (морская миля — 1,852 км) , на долгих — 17 миль в день, а в среднем 3 — 5 миль в день при перемещении на север и 12 — 15 — по пути на юг. Кальмары плывут в основном ночью, в особенности если она лунная. Вообще Луна оказывает на них сильное влияние.

Зрение у кальмаров замечательно развито, и они способны видеть как на ярком свету, так и при низкой освещенности; отлично подходят на свет, но в основном в безлунные либо облачные ночи, а при яркой Луне ловятся на свет не хорошо. Во время миграции на юг и при спаривании (оно как раз и происходит в то время) кальмары время от времени входят в мелководные бухты и, двигаясь по «лунной дорожке» либо на свет береговых фонарей, довольно часто тысячами вылетают на берег. В Японском море такие выбросы кальмаров на сушу неоднократно происходили в ночь с 31 декабря на 1 января, и местные обитатели считали это особым новогодним подарком всевышних.

Не считая горизонтальных, тихоокеанский кальмар совершает суточные вертикальные миграции. Ночью кальмары поднимаются на глубины от 20 — 30 до 50 — 75 м либо даже к самой поверхности; днем опускаются в глубину (весной на 75 — 100 м, летом и осенью на 100 — 150, время от времени на 200 м и глубже, а в мелководных районах — ко дну). Как и у других мигрирующих морских животных, опускание и подъём совпадают с восходом и заходом Солнца.

Тихоокеанский кальмар — активный стайный хищник преследующего типа, поедает любую дешёвую по размерам и подвижную добычу. Молодь питается небольшими и средними планктонными ракообразными, взрослые — большими планктонными и донными ракообразными (по большей части эвфаузиидами и бокоплавами, реже креветками, мизидами и др.), и вдобавок небольшой рыбой (мавроликом, японским анчоусом, иваси, сайрой) и кальмарами, не брезгуя собственной молодью. Чем больше кальмар, тем выше часть кальмаров и рыбы в его пище, но и у взрослых особей ракообразные играют очень ключевую роль в питании.

В большинстве случаев кальмары охотятся на зорях, т. е. утром и вечером, либо же всю ночь, но с некоторым понижением интенсивности около полуночи. Во время активного откорма («жора») они даже не совершают вертикальных миграций, а кормятся в приповерхностном слое и днем, и ночью. Над шельфом кальмары довольно часто питаются днем в придонном слое, поедая рыбу, полихет и креветок, а ночью — вблизи поверхности, потребляя в основном ракообразных. На них кальмары охотятся сворами, на рыб и других кальмаров — по большей части поодиночке. Стайное поведение характерно им с юности. Кальмар хватает добычу броском, мгновенно выдвигая щупальца, потом, перехватив ее руками, подтягивает ко рту. У пойманных рыб кальмары сразу же перекусывают клювом позвоночник, у креветок — спинку, у кальмаров — мантию, лишая их возможности вырваться и удрать. Одиночная охота более рискованна, при ней неудачами заканчивается 30 — 40% бросков, а при стайной только 10 — 15%.

По мере продвижения на север кальмары все время остаются в зоне с высокой биомассой кормового зоопланктона, которая в Японском море смещается в марте — августе с юга на север, а в сентябре — ноябре с севера на юг. Громаднейшие концентрации кормового планктона приурочены к районам гидрологических фронтов — к местам тёплых течений и стыка холодных. Во время нагула кальмары предпочитают держаться в теплых водах. В Японском море в пик нагула они скапливаются с теплой стороны фронтального раздела Лиманного (Приморского) и Цусимского течений, в Тихом океане — с теплой стороны фронта Куросио и холодного течения Оясио. Гидрологический фронт извилист, подобно равнинной реке, и путь кальмаров повторяет его изгибы. Фронты отлично видны на спутниковых фотографиях, по причине того, что теплые и холодные воды разного цвета. Мощные своры кальмаров могут полностью выедать скопления кормовых организмов. В то время как вся дешёвая пища с теплой стороны фронта съедена, кальмары в буквальном смысле слова «прорывают фронт» и рассредоточиваются с его холодной стороны, на еще не тронутых кормовых полях.

Большой суточный рацион кальмаров (в неволе) — 20% веса тела, простой 5 — 10%, средний 3,25%. Во время спаривания самцы питаются слабо и поедают практически только собратьев по свора, а самки перед нерестом вообще прекращают питаться.

Рост стремительный, в особенности у осенних и зимних кальмаров. Появившиеся в декабре — январе достигают к апрелю длины мантии 7 — 8 см, к началу лета 13 — 14, к августу 18 — 20, к ноябрю 23 — 25 см. Во время нагула они вырастают на 2 — 4 см в месяц. С началом миграции на юг рост очень сильно замедляется. Средний вес кальмаров зимней группировки составляет 100 — 150 г летом, около 250 г к концу нагула и 300 — 400 г во время нерестовой миграции. Продолжительность судьбы кальмаров всех группировок всего один год. За долгие исследования было помечено более 100 тыс. кальмаров, пару тысяч пойманы вторично, но ни одной особи старше года не найдено.

Враги тихоокеанского кальмара совсем бессчётны. Его молодью и личинками питаются планктонные хищники, морские птицы и многочисленные рыбы, взрослыми кальмарами — акулы, скаты, тунцы, минтай, треска, палтусы, корифена, желтохвост, некоторые киты (финвал, сейвал), разные дельфины, котик, полосатый тюлень и т. д. Среди паразитов кальмара — личинки ленточных нематод и червей (круглых червей), веслоногие инфузории и рачки хромидины. Много раз отмечались случаи поражения людей, покушавших блюда из сырого мяса кальмаров (сасими и суси), личинками нематод, паразитировавших в кальмарах. Это не очень приятно, болезненно, но при своевременном лечении скоро проходит.

Тихоокеанского кальмара добывают в Японии, Китае, Южной Корее и КНДР. В водах России сейчас развит лишь любительский промысел, промышленный существовал в 1960-е годы, но уловы не превышали 650 — 750 т в год. Сейчас начальники отечественной рыбной индустрии предпочитают реализовывать право на лов кальмара в экономической территории России японцам, корейцам и тайваньцам.

В промышленных масштабах кальмара ловят практически только ночью, на свет, применяя вертикальные ярусы и автоматические ярусовыборочные машинки. На борту судна установлен аппарат с электродвигателем, двумя эксцентрической формы барабанами и двумя выдвинутыми на кронштейнах за борт роликами. На любой барабан намотан ярус — однонитевая синтетическая леска с бессчётными (30 — 40) ярко окрашенными (чаще всего красными, зелеными и белыми, время от времени люминесцирующими) пластмассовыми блеснами-джиггерами, любая из них на нижнем конце несет два кольца острейших безбородочных крючков длиной 0,8 — 1,4 мм (в зависимости от размеров облавливаемых кальмаров). Расстояние между блеснами — около полуметра. Ярус заканчивается грузилом. Блесны не наживляют. Ярусовыборочные машинки устанавливают по обоим бортам судна на всей протяженности от носа до кормы (от шести до 40 штук и более), а посредине судна между мачтами в один либо два последовательности подвешивают только броские галогенные лампы по 1 — 5 кВт. Неспециализированная мощность освещения доходит до 200 кВт. световые характеристики и Тип светильников, геометрия светового поля имеют наиболее значимое значение для успешности промысла.

Выбрав перед закатом с помощью высокочастотного эхолокатора место лова, судно ложится в дрейф, выкинув плавучий якорь в форме парашюта, чтобы держаться строго носом на волну, при этом ярусы с обоих бортов уходят в воду вертикально и как раз на границе света и тени. Электродвигатели ритмично поднимают и опускают ярусы с блеснами, причем блесны из-за эксцентричности барабана все время подергиваются, как бы приплясывают, выполняя древний матросский танец джигу (из этого места и заглавие «джиггер»). Привлеченные светом кальмары не могут рассмотреть блесны на границе света и тени, а замечают только что-то вспыхивающее и подрагивающее, подобное отблеску лунного света на чешуе небольшой рыбки. Жадность «застилает глаза», они кидаются на отблеск и зацепляются за крючки руками, щупальцами, губой, время от времени даже плавником. При активном клеве на каждую блесну нацепляется по два-три кальмара. Проходя через ролик при выборке яруса, кальмары сами собой отцепляются от крючков (для этого-то на них и не делают бородок!) и падают в помещенный под барабанами желоб с проточной водой, которая сносит улов в неспециализированный бак. Оттуда их добывают, укладывают на поддоны и отправляют в охлаждаемый либо морозильный трюм. Ярусом можно ловить кальмаров со 180-метровой глубины, а когда в ходе лова кальмары неспешно поднимаются к поверхности, заглубление снасти уменьшают. Все операции регулируют с мостика, рыбаки на палубе только наблюдают за работой машинок. С восходом солнца лов заканчивается.

В районе концентрации кальмаров в один момент находятся многие много кальмароловных судов разного водоизмещения. Флотилия вытягивается извилистой лентой соответственно изгибам гидрологического фронта, на котором скапливаются кальмары. Из космоса скопление судов благодаря яркости применяемого освещения выглядит, как огромный многомиллионный мегаполис. Улов сдают в порт либо на плавучую базу-морозилыцик.

Как и для большинства кальмаров с промежуточным между прибрежным и океаническим типом ареала, для тихоокеанского кальмара характерны совсем сильные колебания численности от года к году. В 1950 — 1960-х годах она была высока, в особенности в Курило-Хоккайдском районе Тихого океана. Уловы кальмаров зимней группировки достигали 600 — 800 тыс. т. Но в 1969 — 1970 гг. численность этой группировки неожиданно упала до минимума, одновременно с этим значительно выросла осенняя группировка, не смотря на то, что она не смогла возместить неспециализированное падение биомассы кальмара, и уловы снизились в несколько раз. Главная территория промысла переместилась в начале 70-х годов из северо-западной части Тихого океана в южную и центральную части Японского моря. Зимняя группировка пару раз возрастала (в 1975,1980 гг.) с соответствующим повышением вылова, но далеко не достигала прошлых размеров и скоро падала. В начале 90-х годов она, наконец, начала быстро возрастать, и после более чем 20 лет невысокой численности кальмары снова в изобилии показались на юге Охотского моря, восточнее Хоккайдо и на протяжении океанской стороны Курил. Улов вырос со 150 тыс. т в 1986-м до 550 тыс. т в 1993-м и 715 тыс. т в 1996 г. Такие изменения биомассы имеют принципиальное значение для экономики добывающих кальмара государств. К примеру, во время депрессивного состояния зимней группировки японские кальмароловные суда вынуждены были уходить на промысел за тысячи миль от Японии, к берегам Аргентины, Перу, Новой Зеландии, для чего было нужно строить новый флот, способный к хранению уловов и дальним переходам в глубоко замороженном виде. Город Хакодате на Хоккайдо, прежде «кальмарья столица» страны, с упадком зимней группировки впал в экономическую депрессию, но сейчас неспешно начинает расцветать снова. Таково влияние кальмара на экономику!

Тихоокеанский кальмар — весомая составная часть кулинарной культуры в Японии, Китай и Корея. Японцы ловили кальмара еще тысячу лет назад. Употребляют его в пищу свежим, мороженым, вареным, сушеным, вяленым, соленым, маринованным, консервированным и во множестве вторых видов. Даже печень, которую отечественные рыбаки выбрасывают за борт, помогает для приготовления кулинарных блюд. Сейчас в Японии стало актуальным подавать в ресторанах свежехонького кальмара, только что выловленного из воды: они плавают по кругу в цилиндрических аквариумах с циркулирующей водой, так что можно заказать любого на выбор. В Хакодате имеется особое предприятие, где выловленных из моря кальмаров держат в прохладных бассейнах, приучая жить в тесном аквариуме и плавать по кругу, а потом развозят по всей стране на огромном грузовике («кальмарьем лайнере») с несколькими закрытыми чанами, куда подается кислород. Недорога пища, а вкусна!

Командорский кальмар

Командорский кальмар Berryteuthis magister — единственный принципиальный промысловый вид семейства гонатид (Gonatidae). Он средних размеров, протяженность мантии до 42 — 43 см, вес до 2,2 — 2,6 кг. Ткани мускулистые, но пару более водянистые, чем у тихоокеанского кальмара, — меньше белка, больше воды, так что и пищевая ценность ниже. Но, с позиций кулинарной это скорее достоинство, чем недочёт: при варке он не становится резиновым. Кожа ровная, плавник ромбический, широкий и долгий (не менее трети длины мантии).

Как и все гонатидные кальмары, командорский — тоже крючьеносный, но крючья у него имеется лишь на руках, а не на щупальцах, как у многих вторых гонатидных кальмаров. Крючья — это преобразованные присоски. Один зубец рогового кольца присоски (центральный и дальний от головы) перерастает другие зубцы, становится самым громадным и острым, а другие позже исчезают, и само кольцо присоски зарастает. Получается острый крючок, покрытый кожным капюшоном и талантливый из него высовываться. Преобразование присосок в крючья происходит не сходу: у молоди и личинок крючьев нет. Особенность гонатидных кальмаров еще и в том, что у них не два последовательности присосок (либо крючьев), как практически у всех других кальмаров, а четыре. У командорского кальмара на первых трех парах рук — два средних последовательности крючьев и два боковых последовательности присосок, а на брюшной паре лишь присоски в четыре последовательности. Крючья на руках развиваются позднее, чем у других видов семейства. Щупальца мощные, на булаве — бессчётные присоски, уменьшающиеся от середины к краям. Светящихся органов нет.

В отличие от большинства гонатидных кальмаров, у командорского радула (роговая терка на языке) состоит не из пяти, а из семи продольных последовательностей зубов. Столько же их у всех негонатидных кальмаров. Это, казалось бы, несущественное различие крайне важно: гонатидные кальмары с радулой из пяти продольных последовательностей зубов испытывают во время полового созревания студенистое перерождение мышечной ткани тела, утрачивают щупальца и практически все вооружение рук, становятся совсем водянистыми, невкусными и несъедобными. Командорский же не перерождается и остается совсем вкусным практически до самого конца периода размножения. А ведь конкретно близкие к зрелости и половозрелые кальмары являются объектом промысла. По другому ловить их не было бы никакого смысла!

Распространен командорский кальмар от Берингова моря (самая северная точка ареала — восточнее Анадырского залива, но там видится лишь сносимая течением молодь) до Корейского пролива, северо-восточного побережья Хонсю и центральной части Калифорнии; бессчётен он в Охотском и Японском морях. В Японском море водится особенный подвид, который оторван от главного ареала вида мелководьями проливов Татарский, Лаперуза, Сангарский и отличается малыми размерами (протяженность мантии самцов до 25, а самок — до 31 см) и изюминками биологии.

Личинки, неполовозрелые особи и молодь обитают в толще воды (0 — 1500 м) в основном глубже 100-200 м, взрослые живут у дна на глубинах от 51 до 1200 — 1500 м, в основном от 100 — 200 до 600 — 800 м. Личинки и молодь с длиной мантии 3 — 6 см обитают в верхних слоях воды, но по мере рост; и полового созревания неспешно опускаются на громадные глубины и ко дну этот период растянут во времени. Суточные вертикальные миграции с ночным подъемом кверху начинают совершать при достижении размеров 5 — 6 см. На западе Берингова и в Охотском морях кальмары опускаются ко дну при длине мантии 14 — 16 см, их добывают лишь донными орудиями лова, и более небольших кальмаров вы в магазинах не отыщете.

Опустившиеся ко дну кальмары мигрируют вверх и вниз, но не считая того совершают маленькие горизонтальные миграции на протяжении склонов. Применяя попутные течения, они могут перемещаться в пределах склонов глубоководной котловины Берингова моря, и вдобавок между западной частью Берингова моря, Командорскими о-вами (вблизи них находится одно из главных нерестилищ) и Курильскими о-вами. Но кальмары Берингова моря и Командорско-Курильского района генетически обособлены от кальмаров залива Аляска, а охотоморские — от япономорских.

Командорские кальмары — стайные животные, в большинстве случаев держатся по пять-семь особей одного размера. Плавают с помощью плавников, при необходимости пускают в движение свой мантийно-вороночный реактивный движитель. Средняя скорость взрослых кальмаров 0,6 — 0,8 м/с, время от времени до 1 м/с.

Кормятся они в основном во время пелагического периода судьбы. Молодь поедает в основном ракообразных (черноглазок-эвфаузиид, пелагических бокоплавов-гипериид) и небольшую рыбу. У дна кальмары, не считая эвфаузиид, гипериид и креветок, поедают молодь минтая, светящихся анчоусов, мавроликов, топориков и другую рыбу, и вдобавок собственную молодь. Кормятся по большей части по ночам. В день съедают пищи в объеме 1 — 2% массы своего тела. Рацион возрастает летом и понижается зимой. Размер добычи самый различный, от 2 — 3 до 100 — 150 мм. По мере созревания интенсивность питания скоро падает, и половозрелые кальмары фактически существуют на запасах питательных веществ в своей большой (до 25 — 40% массы тела) и жирной печени.

Соотношение самок и самцов среди неполовозрелых кальмаров равное, но во время размножения самцы погибают раньше, и по мере завершения спаривания соотношение полов смещается в сторону резкого преобладания самок. Если сравнивать с самцами они созревают при более больших размерах. В Охотском и западной части Берингова моря массовое созревание самцов происходит при длине мантии 19 — 22 см, самок — 26 — 28 см, в центре Японского моря — соответственно при 13 — 15 и 17 — 18 см. Процесс этот очень сильно растянут, так что, к примеру, на западе Берингова моря размеры зрелых самок могут колебаться от 17 до 41 см. Студенистого перерождения, как я уже сообщил, не происходит. Протяженность зрелых яиц у кальмаров Берингового и Охотского морей 3,3 — 4,2 (в среднем 3,5 мм), в Японском кальмарьи яйца побольше, 4,2 — 5,9 мм. При вымете образуются большие студенистые кладки. Их никто ни при каких обстоятельствах не видел, но о том, что они большие, можно делать выводы по тому, что нидаментальные железы, выделяющие слизь яйцекладки, занимают 50 — 60% длины мантии самки.

У командорского кальмара имеются две сезонные нерестовые группировки — весенне-летняя и осенне-зимняя, но, более возможно, что даже три — раздельно осенняя и зимняя. Кальмары, появившиеся летом, созревают при длине мантии приблизительно на 2 см меньше, чем появившиеся осенью. В пределах каждой группировки выделяются раннеспелые и позднеспелые кальмары, мало различающиеся по размерам. Сезонная динамика нереста определяется тем, что особи каждой группировки размножаются в свой сезон. Это ведет к резким колебаниям концентрации кальмаров на нерестилищах (там по большей части и проводится промысел), а следовательно, и к громадным колебаниям уловов.

У самцов командорского кальмара — долгий и растяжимый пенис. Им он переносит самке сперматофоры (семенные пакеты) и прикрепляет их на внутреннюю стен ее мантии вблизи жабер. У зрелых самцов видоизменяется средняя часть одной из брюшных рук (левой либо правой): на ней возрастают ножки десятка присосок. Быть может, с помощью этой части руки самец направляет пенис в правую либо левую сторону мантийной полости самки.

Спаривание совершается перед нерестом, который происходит у дна, по большей части на глубинах 400 — 600 м. В отличие от тихоокеанских кальмаров, спариваются лишь в полной мере созревшие самки. У самца формируются много (до 600 — 700) сперматофоров длиной 15 — 21 мм. Самка может спариваться пару раз, но в большинстве случаев не более двух. Потому, что сперматофоры прикрепляются к внутренней стороне ее мантии кучкой, то по числу кучек легко найти, сколько раз она спаривалась. Во время размножения она приобретает пару десятков (до 190) сперматофоров. При потенциальной плодовитости от 5 тыс. до более чем 100 тыс. яиц выметывается намного меньше половины, остальные рассасываются и употребляются как необычный запас пищи, поскольку во время нереста самка совершенно не питается. Она делает шесть—восемь, возможно до 15, студенистых кладок, из которых первая (либо пару первых) самая большая, а последующие меньше. Завершившие нерест (выбойные) самки совсем истощены, масса тела уменьшается в два раза, ткани дряблые, водянистые, щупальца частенько отрываются, мантия узкая, запасы спермы на ее внутренней стенке мо гут всецело исчерпываться.

Период инкубации яиц, по расчету, около 3 мес. Личинки командорского кальмара имеют узкую прозрачную мантию, куда могут полностью втягиваться голова к основания конечностей, наружу торчат только мощные щупальца; плавнички у личинок маленькие. Темп роста ниже, чем у большинства прибрежных промысловых кальмаров, что связано с низкой температурой среды обитания (от +1.0 до +3.6°С), и продолжительность их жизни не год, как в большинстве случаев, а около двух лет.

Командорским кальмаром питается множество рыб (лососи, минтай, треска, угольная рыба, палтусы, макрурусы и др.), зубатых китов (небольшие дельфины, гринды, клюворылы, кашалоты), тюленей (котики, сивучи); его молодь поедают морские птицы, в особенности кайры, и вдобавок сами кальмары. Неспециализированная биомасса гонатидных кальмаров (а командорский — один из многих, хоть и массовый) в Охотском, Беринговом морях и субарктической северной части Тихого океана оценивается в 15 — 20 млн. т, годовая продукция (урожай) — в 50 — 80 млн т. За год гонатидные кальмары поедают там 100 — 200 млн т пищи. Можно заявить, что эти кальмары поддерживают существование всех высших этажей экологической пирамиды в открытых водах отечественных дальневосточных морей и северной части Тихого океана.

Российские рыбопромысловые суда добывают командорского кальмара в западной части Берингова моря, у тихоокеанской стороны северных и средних Курильских о-вов (раньше ловили и у Командорских о-вов, но сейчас там заповедный режим). Идут на него донными тралами. Большой вылов был отмечен в 1985 г. и составлял 65,7 тыс. т, но сейчас не превышает 20 тыс. т, не смотря на то, что запасы разрешают вылавливать по 75 — 100 тыс. т. Реализовывают кальмара мороженым (тушка с плавниками и раздельно руки со щупальцами) либо в консервах. В отечественных водах это единственный кальмар, которого добывают в большом количестве. А в Японии и Корее его ловят не достаточно, там предпочитают другие виды кальмаров, их считают вкуснее. В Соединенных Штатах (в заливе Аляска) и у западной части Канады его не ловят вовсе. Глупые люди…

К. Несис

 


See also:

О нас Поддержка

Игорь, поддержка заказчиков. Если есть какие-то вопросы вы можете задать их в комментариях или отправить нам запрос на info@arahis.com

Смотрите так же

КАЛЬМАРЫ ДЛЯ ФАРМАКОЛОГИИ

Всемирный вылов кальмаров превысил 2,5 млн т в год и увеличивается. В пищу идет мантия ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 4 = 4